irondragonfly (irondragonfly) wrote,
irondragonfly
irondragonfly

Category:

Пёс.

Я хочу рассказать про Джонни.
Его не стало недели три назад. Мне 25. Он прожил 14 лет, то есть, большую половину моей жизни я была с ним. Других собак у меня не было, и неизвестно, когда ещё  будут.
  Итак, пёс. Настоящий фокстерьер скандинавских к тому же кровей, с какой-то удивительной родословной и красивый настолько, что я рядом с ним чувствовала себя откровенной дворняжкой.Но это в молодости, конечно... В последние гды он выглядел, как любая дряхлая псина...

Когда его привезли, ростом он был с морскую свинку. По совести говоря, её он и напоминал более всего. Первые две ночи плакал и просился к мамке. Потом освоился, съел мой учебник по алгебре и понял, что жизнь начинает налаживаться. Вскоре выяснилось, что сходство с морской свинкой - внешне и преходяще. Фоксячий характер заявлял о себе всё настойчивей.

 Начались драки. Да какие! К старости он представлял собою хор-рошую коллекцию шрамов... В драке полностью терял чувство реальности, боли не замечал совершенно, и частенько я его несла домой чуть ли не по кусочкам. В годовалом возрасте умудрился убить ризеншнауцера, прокусив ему затылок (!); затем хозяйка ризеншнауцера чудом не сделала то же самое со мной.  При этом дома был интеллигентнейший барбос, ни единого лишнего звука, ласковый был, как котёнок... Вот только когда всерьёз возникла опасная ситуация, оказалось, что защитить он вполне способен. Думаю, тот человек это тоже помнит и по сей день. Ни разу ничего не спёр со стола, но на охоте считал, что вся дичь, кем бы она ни была добыта, принадлежит нам. Поэтому дичь изымалась и притаскивалась к нашей машине, где строжайше охранялась до тех пор... пока не приходила я и не начинала, краснея и извиняясь, возвращать украденное. На охоте вообще вёл себя ... своеборазно. Ни одна из известных мне собак не лезла в заросли терновника, что бы там ни сидело. Это - бросался не задумываясь, только по движению веток и по взлетающим время от времени фазанам было ясно, где он. Как выглядел он после такой охоты, можно не объяснять... Морда заживала быстро, лапы - дольше.

  Люто ненавидел ежей. И грыз их. Насмерть. Отучит так и не удалось, и единственным способом отобрать ежа (челюсти стиснуты мёртвой хваткой) было сунуть Джонни мордой в воду. Захлёбываясь, он открывал пасть, и ежа удавалось спасти.

А ещё он любил музыку, с остервенением "копал" передними лапами по клавишам игрушечного рояля, да ещё и подгавкивал себе при этом! И под губную гармошку выл очень душевно, аж язык в трубочку сворачивался. А однажды в передаче "герой дня без галстука" тогдашний премьер Черномырдин играл на баяне, так Дожонни и ему подвыл, да так, что я с улицы услышала и испугалась.

Одна моя знакомая почти всерьёз утверждала, что была бы счастлива найти мужчину, пожожего на него... Ибо его жарактер в её глазах был - квинтэсенция мужественности. Не спорю, это как-то слишком, но общий ход мысли был мне понятен.

Когда мы взяли его на море, то он без колебаний , как шёл,  не останавливаясь, вошёл в воду и поплыл... Метров 10-15 пролыл, сделал круг и вернулся, вышел на берег, отряхнулся и вытер шерсть о песок. С морем ему всё было ясно. Так же тихо и задумчиво он купался в проруби в пятнадцатиградусный мороз, а здоровенные мужики смотрели в ужасе и кричали отцу: ты что, чудак, спасай собаку! А собак вылезал и как ни в чём не бывало подолжал охоту.

Когда я  задерживалась, то он часов с 11 вечера начинал беспокоиться, стонать, вздыхать, бродить по квартире, заглядывая родителям в глаза. К полуночи ложился под дверь, но не спал. Ждал. И что, думаете, радостно встречал меня, когда я наконец возвращалась?? Да ничуть не бывало! Ощерившись так, будто собирается откусить мне ногу, он принимался злобно гавкать...  Наорав на меня как следует - где, мол, шлялась, никаких нервов не хватит! - поворачивался и уходил спать. Родители только диву давались - Наташ, ты даже представить не можешь, КАК он тебя ждал!..

Когда я стала жить отдельно, они категорически отказались отдать его мне - сама уходишь, хоть пса оставь. Скучал жутко, привык не сразу, но каждый мой приезд домой был для него праздником, и уезжала я с тяжёлым сердцем.

В последние два года превратился в... тамагочи. Ослеп, оглох, ходил с трудом и только плачем давал понять, что хочет - поесть, попить, ну улицу или чтоб погладили. Отец, слыша от друзей советы усыпить, приходил в бешенство - да я тебя самого!.. Чтоб не мучался!...

Не пришлось... А умер легко - сослепу попал под отъезжающую со стоянки машину, и в секунду все было кончено. Отец говорит, у него до сих пор глюки, всё мерешится стук когтей по линолеуму (как дождик идёт!), или что скулит где-то. Носит майку с его фотографией. Майка -мамин подарок, он аж прослезился, когда развернул. Я все хотела сфотографировать его в этой майке и с Джонни на руках, да так и не успела.

Вот, собственно, и всё. Сухо как-то вышло, но я вот что хочу сказать: хороший был пёс. Очень. Собака, когда она живёт в доме, становится не "питомцем", а членом семьи, именно так оно и было. И не будет преувеличением сказать, что, не будь его, я выросла бы другой. Те, у кого были собаки, меня поймут.

А знаете, почему Джонни? Был 1991 год, первые американские филмы по видео... В фантаснических фильмах "хороших парней" обычно так и зовут. Да ещё сигареты такие появились тогда, в пачке в виде джинсового кармана. Но я, одиннадцатилетняя, любила отвечать "всех героев зовут Джонни" - и это тоже была фраза из фильма...

Tags: родное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments