September 7th, 2005

бандана

(no subject)

Я ехала в метро и думала о том, о чём думает женщина, когда она одна и ей не к спеху казаться умнее , чем она есть и чем-то большим, нежели просто женщина -

о своём мужчине, о том, какая всё же странная фитюлина жизнь, и что будет завтра, не сможешь с уверенностью сказать даже сегодня вечером, а послезавтра вообще не бывает.

Я ехала вся в маленьких этих мыслях своих женских, и было мне тихо и суетно

а тем временем поезд вынырнул из-под земли, это между Авиамоторной и чем-то ещё.

А я всё пыталась в своей голове теребить обидки и тревожки, и мне казалось, что я одна и что в голове у меня - хор разномастных Наташек, и все они бормочут то, что кажется им особенно важным

А в лицо моё бил закатный расстрельный сноп света

Он упёрся в моё слепое лицо, и выжелтил его, и стёр черты, и вдавил меня в обивку сиденья

солнечный диск был как торец бревна бил как торец бревна

И так было, пока в бедной моей скорлупке не осталось ничего, кроме ярчайшей тишины

И тогда поезд въехал обратно в туннель, где было гулко, темно, и я прозрела

И я вышла из поезда, неся в себе огромную тишину, пустую и хрупкую, как стеклянная тыква

И был вечер, а мне не хотелось

Знать, что такое завтра, и что за фитюлина жизнь и что я скажу своему мужчине

Я несла большое жёлтое солнце в стеклянной моей голове

И, по-моему, не знала об этом