November 12th, 2006

бандана

(no subject)

Все делятся впечатлениями о ЗилантКоне нынешнем, а я, грустя, всё вспоминаю прошедший. Первый свой и пока единственный.

До того в Казани я не была ни разу. Я люблю эти первые впечатления о новых городах - совершенно иррациональные, они накладывают отпечаток на всё, что впоследствии оказывается связанным с этим городом, некий неуловимый флёр, особый запах... Казань показалась мне холодной, очень холодной, мятно-холодной, со скрипом и звоном. Нет, на самом деле было не так уж холодно, но я постоянно зябла и не снимала перчаток.




Несмотря на то, что часть города буквально в руинах, а другая, и преизрядная часть - вездесущий претенциозный новодел, что-то сонное и древнее чуется повсюду, похоже, оно неизбывно - и я действительно верю, что жил где-то в окрестностях тот самый змей по имени Зилант.




Как видно из фотографий, белое и синее настойчиво задавали тон и мотив. Очень ясное, ледяное небо и стерильная, какая-то больничная чистота, прозрачность воздуха, отчего каждый предмет, всякая мелочь - как под стеклом.




Да, ешё на меня там напала какая-то странная неспешность, позволяющая везде успевать. И ещё хотелось фотографировать. Постоянно. Словно в каждый глаз по видоискателю вросло.




В конечном счёте запомнилось очень немного - пара разговоров, один концерт да потерянная перчатка. Но вот эта синева и белизна, этот воздух наподобие ледяного спирта, словно бы дезинфицирующий, очищающий весь город, так, что грязь - не грязь уже и хлам - не хлам... Оно осталось. О, я допускаю, что там тоже бывают дожди и слякоть, просто для меня теперь само слово "Казань" - навеки звонкое-стеклянное, бело-голубое.