April 20th, 2011

бандана

Вернулась домой.



Там теперь все не так, как было, когда мой возраст оканчивался на -дцать, как мне помнится до сих пор. Поэтому бывать там с каждым разом все труднее - в своей памяти я вижу эти места такими, какими они были прежде.
шляпа

Туда и обратно

В поезде я всегда беру верхнюю полку. И сразу забираюсь на неё, спускаясь вниз только по известной необходимости.
В поезде я никогда не ем, если еду одна: неуютно, людно и - в течение суток-полутора, проведенных без движения, особой надобности в еде не возникает. Для самоуспокоения (вдруг захочется?) я в этот раз, уезжая, взяла с собой пакетик орехов и сухофруктов, он был со мной в сумке всю дорогу туда, и его же, почти нетронутым, я в итоге привезла обратно. Три или четыре ореха, больше не понадобилось.
В поезде я никогда не разговариваю с попутчиками. Я умею отвечать односложно и глядя в сторону, и верхняя полка, и книга - больше заслоняться, чем читать... В пути я больше похожа на багаж, чем на пассажира.

В поезде я много, очень много сплю.

Поэтому время пути - это время почти вне жизни: лежать, слушать свое дыхание, смотреть сны. Дорога превращается в анабиоз, уже почти и неважно - сутки, двое, дольше.

Вернулась - и смотрела вчера в окно на бешеную, косым солнцем подсвеченную метель. И Линдал вручил пришедшую накануне открытку от Морфиель: поздравляет с Новым Годом. Это и впрямь было очень вовремя.

Дома - хорошо. Линдал в мое отсутствие многое успел тут сделать, до чего и вдвоем руки как-то не доходили, поэтому сейчас здесь стало невероятно уютно и куда более просторно. И собаки счастливы моему возвращению.