November 22nd, 2011

стена

Alive, she cried

Первая операция позади.
Я жива, очень зла и уже сбежала отлёживаться у родителей.
Но, так или иначе, дело сделано.

Наркоз оказался едва ли не самым отвратительным ощущением, что я когда-либо испытывала. Теперь отлежаться несколько дней, и можно договариваться насчет второй экзекуции, а потом еще несколько дней - и домой. А то Бульдог тоскует очень.