September 20th, 2013

мы

Лучше уж пусть будут зомби

Мне снилось, что меня из корпоративных каких-то соображений пытаются выдать замуж (да, да, опять вечная тема моих кошмаров - свадьба) за другого сотрудника той же фирмы, в которой я работала во сне. Причем начальство не смутило ни то, что я уже замужем, ни то, что с "женихом" я почти не знакома, вдобавок он индус и по-русски не говорит. И вроде он даже неплохой парень, но он-то жениться не против, и я не могу ему объяснить, отчего я-то не рада. Причем от нас требовалось только сдать им паспорта, чтобы их вернули уже со штампами о браке, а мой - еще и о разводе. Выбраться за территорию и предупредить Линдала я отчего-то не могла, хотя пыталась. Беспомощность вообще очень характерное чувство всех моих снов о замужестве.

А Линдал спал рядом, и в это самое время ему снилось, что я очень быстро бегаю кругами и зигзагами и бью себя по голове табуреткой, по временам раздваиваясь на просто бегущую себя и себя же, догоняющую бегущую - и бьющую её табуреткой по башке, после чего обе сливались и продолжали бежать. Он растерянно пытался меня увещевать, но без особого успеха, бег продолжался.

Тут мог бы быть какой-то вывод. Или интерпретация.

Но ночью раньше мне снилось, что я учу трех братьев-итальянцев оборонять дом от зомби, и это было прекрасно. Я была абсолютно уверена в себе, контролировала ситуацию, а когда не контролировала, мне помогали, прикрывая из снайперской винтовки.

В последнее время все, что мне снится про зомби - прекрасно.
все, что мне когда-либо снилось про замужество - чудовищно.

И только один раз эти два мотива объединились, и стая моих верных зомби сожрала целую делегацию мрачных людей с автоматами, явившихся обустраивать мой брак, и неприятного подростка, назначенного мне в женихи, они тоже сгрызли подчистую. Я надеялась, кстати, что после такой счастливой развязки кошмары про замуж прекратятся, и вот на тебе.
бандана

War. War never changes...

Когда мы только взяли Пулю, она довольно жёстко пыталась строить бульдога, за что была нами порицаема.

Бульдог это быстро понял, и начал провоцировать её, действуя ей на нервы, нависая над безмятежно валяющейся собачкой, пуча на неё глаза, топыря хвост, сопя и делая другие ужасные вещи, пока она не слетала с катушек и не кидалась на него, рыча и щёлкая пастью. Тогда отвратительный тюлень обращал к нам самый выразительный взгляд, как бы говоря: видите, как она со мной? Сделайте что-нибудь! Отругайте её, прогоните её на место (последнее почему-то котируется у них, как одно из самых жестоких наказаний, "на место" уходят на полусогнутых ногах и валяются там с убитым видом), не допустите произвола!

Поначалу это даже работало. Потом мы сообразили, что к чему, и перестали реагировать. Недавно он затролил её до такой степени, что она в истерике изгрызла ему морду в кровь, он попытался дать сдачи, так что дураков разняли, разогнали по углам, но Тюленя послали на место, а Пулю пожалели - это явно был жест отчаяния.

Однако Пуля, в свою очередь, решила, что теперь можно. Сегодня она наорала на Кима, когда он просто подошел к ней, пока она дожёвывала арбуз. Пришлось опять изгонять её на коврик.


И вот так постоянно. То есть нужно поддерживать порядок, иерархию и прочее такое, при этом не слишком их подавлять - армейская дисциплина нас как-то не вдохновляет - и все это с прицелом на то, чтобы оно работало не только в нашем присутствии.

Товарищи, две собаки - это не вдвое больше одной. Это много больше.