October 13th, 2013

мы

(no subject)

И ведь у нас столько планов - на себя, друг на на друга, вообще на эту глупую жизнь. Я же понимаю, что даже в самом-самом лучшем случае всего этого мы не успеем. Потому что ну тридцать, ну пусть сорок еще активных лет, вряд ли больше. И даже этого выходит так мало, хоть это лучший случай. Просто невыносимо мало. И оно так неощутимо уходит - вот даже одно то, что мы вроде совсем недавно сошлись, но ведь это недавно было почти шесть лет назад.
Для такого тормозного существа, как я, человеческая жизнь - страшно короткая штука. Только-только начинаешь соображать, что к чему - половина уже фюить, и нету. И все эти осознания не делают меня менее медлительной.
И ведь столько планов.
все круто

Heya Tom, it's Bob

Линдал недавно писал , что мы хотим манекен для отработки ударов. Раньше у нас была обычная груша, но мы её размолотили вконец, обмотали скотчем и размолотили снова. Как и положено сдержанным миролюбивым людям, любим мы это дело.

Но мы сейчас копим на оборудование домашней студии, и выбросить треть нужной суммы на вещь для удовольствия как-то рука не поднималась. Так что я говорила себе "после" и не ныла. Но тут Линдалу написала одна женщина - мол, у неё есть манекен, именно этой фирмы и модели, почти новый, и она его уже совсем не бьёт. Но она вполне готова сменять его на два урока макияжа - один для себя, другой для подруги, у которой манекен как раз хранится.

Сегодня я отработала его, и Боб теперь мой. То есть наш, конечно, но добыт моим трудом. Правда, Линдал его привез с другого конца Москвы, так что в счастье обладания им есть вклад обоих. Бьем по очереди.

Я показывала все эти красивые и нежные штучки, учила подводить глаза и подбирала оттенки блеска для губ - и все время помнила, что делаю это за резинового мужика для битья. По-моему, прекрасный обмен. Я не вполне могу выразить словами, почему меня так веселит и радует то, что за него уплачено именно так.
Чувствую себя завсегдатаем Плавучего рынка: драгоценными камнями за фотосессию нам уже как-то раз заплатили, и вот теперь Боб.




И, конечно, мы его уже опробовали.
Это упоительно.
Никакого сравнения с грушей.
Он совершенен.