October 14th, 2016

псы

Про смелую овчарку

Наш дом железобетонный, из квадратных блоков с корявыми швами, местами серыми, местами замазанными чёрным. И вот тут приключился ремонт - висят вдоль стен мужики на верёвках, перфоратором высверливают то, что в швах, заливают щели монтажной пеной и заново замазывают. Началось всё вполне внезапно - мы спим такие глупые, и вдруг дрррр, я открываю глаза - а рядом с окном мужик болтается, а слева ещё один. Хорошо, что у нас холодно сейчас, и мы были наглухо укрыты одеялом, а то я не уверена, что мне так уж охота устраивать этим незнакомым людям маленькое эротическое приключение. Поскольку из-под одеяла всё равно не выбраться, мы, не сговариваясь, решили "не просыпаться": пока не открываешь глаза и не реагируешь, тебя всё равно что нет.

Но это мы. А бедняга Шерлок проснулся от шума, заглянул к нам, и видит: во окно почти что лезут какие-то страшные чужие люди, и всё грохочет, а мы лежим под окном, как дохлые, не шевелимся, и вообще ничего не делаем, чтобы исправить ситуацию.

Вообще-то Шерлок издаёт довольно много звуков: он умеет пищать, громко зевать с подвывом, ворчать гундосым голосом, тоненько свистеть и даже сипло, визгливо брехать. Но тут мы даже не сразу поняли, что происходит. Шерлок зарычал. Настоящим, низким рокочущим рыком огромной чёрной овчарки, которая сейчас всех порвёт в тряпки. Шерлок несколько раз гавкнул - низко, грозно, как настоящий сторожевой пёс. Никто из нас даже представить не мог, что он так умеет. Это было так неожиданно и так круто, что мне до сих пор жаль, что не было никакой возможности встать, выйти к нему и как-то похвалить.

Потом он, правда, от переживаний навалил в другой комнате кучу, у него случается от сильных переживаний, но это всё ничего, потому что все равно он отважный босерон, который всех почти что спас.