irondragonfly (irondragonfly) wrote,
irondragonfly
irondragonfly

Category:

про крысу

Хэйвок Элджернон ДиГриз – таким именем, как одёжкой не по росту, я снабдила крохотного, слепого, голого недокрысёнка, коего мне вручили со словами: возьми, значит, а то ведь кранты ему. Червяк, личинка, головастик с лапами – что угодно, но отнюдь не крыса... Я кормила его из глазной пипетки – прямо в едва видную розовую щёлочку на конце большой, в половину тельца, головы. Голова болталась на тонюсенькой шейке, а ещё там был короткий никчёмный хвост и четыре отростка-ложноножки. Всё.
Кто то из друзей, придя и застав меня за процедурой кормления, спросил «ой, что это у тебя?» - «Это мой зверь.» - «Это?! Зверь??» - «Ну, это... будет зверь», - смутилась я. И едва не добавила – если выживет. Грела на себе, спала вполглаза первые три ночи, пока глаза у него не открылись и шёрстка хоть какая не выросла. Первое, что он увидел, была я. Импринтинг, как по нотам – себя он крысой не считал, уверен был, что мы одной крови.
Потом учились лакать из миски. Миской была крышечка от бутылки. Соседка по кухне (я снимала комнату в коммуналке), разглядев уже подросшего, с грецкий орех, Хэйвока, пьющего на столе из крышечки кефир, вдруг догадалась:

-Итить! Это ж крыса!
-Крыса, - говорю, - факт. Крыса.
- А зачем?

Пока я гадала, что ответить, Хэйвок напился и стал умывать морду лапами. Именно это отчего-то тронуло соседку:

-Твою же мать, ну как человек!
-Именно. Только помельче.

Так что Хэйвок на вполне законных оснваниях поселился в моей комнате. Свободой пользовался неограниченной, в клетке не сидел, только спать туда ходил, встречал гостей, пил с нами чай. Проходил по всем чашкам, искал, у кого с сахаром. В несладком, правда, мог намочить лапы и вымыть уши, но что уж... Ревновал меня к книгам, если не удавалось отвлечь от чтения, подходил и с горестным вздохом ложился прямо в книжный разворот. Все книги автоматически превращались в книги про крысу. Испугавшись, бежал не прятаться куда-нибудь, а прямиком ко мне, через всю комнату – кто, дескать, против нас с Наташкой?! Не кусался вообще. Никогда. Даже когда его мыли – а мыться не любил, обижался.
И улицу не любил. Если надо было куда-то идти, прятался мне под одежду. Кондукторша в трамвае как-то разглядела Хэйвоков нос у меня меж пуговиц куртки и спросила, что это. Компостер, сказала я. Да? – она протянула ему билетик. Хэйвок, не будь дураком, сделал «клац!».
В другой раз он пробил знакомому флейтисту шесть дырок в сигарете. Хорошо, что аппликатуру помню, - вздохнул Артём, пытаясь заткнуть их пальцами и закурить-таки. Но не обиделся: Хэйвока любили. Все. Даже моя мама, которую трудно заподозрить в симпатии к крысам, и то прониклась. А кто бы устоял перед такой смесью ума и обаяния?
Меня любил. Сидя на руке, мог слегка приобнять хвостом за запястье, а по вечерам вылизывал мне уши, видимо, считая их самой грязной частью меня.
Как-то раз он заболел, чихал, сопливелся - я повезла его к ветеринару. Дядька, привыкший иметь дело с козами, кошками и собаками, тускло посмотрел на Хэйвока и посоветовал... отдать его кошке. Я настолько опешила, что произнесла лишь «дурак ты», и тихо закрыла за собой дверь. Кто меня знает – оценит. Как правило, не ругаюсь и на «Ты» просто так не обращаюсь никокда... И мы с ним поехали обратно, подходя по пути к владельцам «дорогих» собак, и мне посоветовали хорошего айболита, и тот помог. О да, Хэйвока выходили, несмотря на то, что и этот ветеринар начал с того, что «крыс и хомяков, вообще-то, не лечат...»
Он не только не кусался, но и не подавал голоса. Бывают писклявые крысы, но этот был молчун. А если хотел меня позвать, подходил к клетке и громко грыз прутья – такой «хэви метал» слышно было из любой точки квартиры. К чистоте относился трепетно: если я не убиралась у него больше суток, выкидыва дерьмо из клетки сам. На пол. Нате, мол, вам дерьмо, если вы его так любите, а мне незачем! Что я могу сказать, такой подход весьма дисциплинирует...
Ингда по ночам я сажала его на стол и читала ему вслух стихи на французском – Бодлера, Превера, Верлена, Аполлинера... Он садился, складывал лапы на объёмистом брюх, и слушал, внимательно помаргивая... Кстати, о лапах. Удивительно красвые у него были руки – артистичные такие, длиннопалые. И интеллигентное узкое усатое рыло с огромными строгими глазищами.
А ещё Хэйвок не в пример мне был сладкоежка. Как он любил шоколад... Если дать плитку, наверное, обожрался бы до смерти, и помер бы счастливым.
А он прожил три с лишним года – порядочный срок для крысы. В старости стал по ночам тоненько, с присвистом, храпеть; мама, как впервые услышала , ушам не поверила – крыса храпит! Под конец отощал, почти не ходил, и какие-то шишки на задних лапах выросли, он подползал и протягивал мне ногу: «смотри, какая нога! Сделай что-нибудь, ты небось можешь...» Что я могла! Пожалеть только. А умирал долго, целую ночь. Как когда-то малюсенького крысёнка, я грела его в ладонях, потому что ему было холодно и он дрожал, я говорила с ним – негромко, ласково, спокойно – и он успокаивался, закрывал глаза, прятал седую морду мне в пальцы – а потом опять начинались судороги... И так всю ночь. Круг замкнулся – как открыл он впервые в жизни глаза у меня на ладони, так и закрыл их насовсем. Немного легче от мысли, что умирал он не в одиночестве, а вот так, греясь теплом моих рук и чувствуя, что его любят, что я рядом, что всё хорошо. Он привык спасаться у меня от всех напастей – что ж, от последней я его спасти не могла, но так ему хоть было спокойнее...
Больше у меня крыс не будет. Но удивительный опыт сосуществования почти на равных с умным, гордым, независимым и ласковым зверем – штука поразительная. Мне до сих пор его не хватает, а ведь прошло года четыре. Всё же горько, что они так мало живут - казалось, всего ничего прошло, а он вырос, стремительно состарился, и – всё... Но знаете, это был потрясающий крыс. Просто чудесный. Его звали Хэйвок Элджернон Ди Гриз, и это имя не было ему велико.

 

 

Tags: родное
Subscribe

  • (no subject)

    Говорили с подругой на тему внешности вообще, веса, возраста и вот этого всего, и она предложила некоторые вещи записать постом. Время на это…

  • Простые формы

    1500 р

  • Супрематизм

    Одна из моих любимых бетонных штук 1500 р

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • (no subject)

    Говорили с подругой на тему внешности вообще, веса, возраста и вот этого всего, и она предложила некоторые вещи записать постом. Время на это…

  • Простые формы

    1500 р

  • Супрематизм

    Одна из моих любимых бетонных штук 1500 р