irondragonfly (irondragonfly) wrote,
irondragonfly
irondragonfly

Categories:

одинокая сказка

 Пытаясь не уснуть в автобусе, медленно и натужно пробирающемся сквозь вечерние  пробки, я придумала человека по имени Фенестр Окнов. Фамилию «Окнов» я встречала, кажется, у Хармса.  Но назвать Окнова Фенестром решила я сама и очень этой находкой гордилась.  Я совсем  ясно представила себе этого Фенестра Окнова, его самого, и его гражданскую жену, сухопарую несимпатичную женщину по имени Эмма Васисдас. Впрочем, «несимпатичную» - дело вкуса и привычки, я знала, что Окнов на свой лад любит её, исправно выдаёт ей большую часть своего скромного заработка на ведение хозяйства, без напоминаний выносит мусор и изменяет ей «исключительно редко и не по свой воле». Последнее означало, что отказать возжелавшей его женщине кажется Окнову несколько невежливым, но подобные случаи чрезвычайно редки:  Окнов  неостроумен и неловок,  а  мышастой масти пиджак скверно сидит на нём.

  Вы вправе воскликнуть: что за скучный тип этот твой Окнов!. Что ж, опять-таки дело вкуса, и потом, ведь я и придумала его со скуки.

   Вскоре я уже знала, где он работает – нет, не в одной из этих компаний по установке «евроокон», и не в стекольной мастерской, как можно было бы вообразить,  а младшим редактором в крохотном издательстве, куда  от метро добираться не меньше двадцати минут.  Я видела малиновый торшер над диваном, служившем им с Эммой супружеским ложем, и знала, что Эмма слегка храпит во сне. Я вдруг поняла, что юный Фенестр всерьёз увлекался шахматами, и до сих пор всякий раз, когда  он видит доску с призывно расставленными фигурами, неясное чувство вроде зависти или ностальгии стискивает ему горло. У Фенестра в последние  годы скачет давление, и он втайне опасается когда-нибудь умереть от инсульта, как его отец. Отца он не то чтобы очень любил, но, узнав о его смерти, пил три дня и впервые  опоздал на работу.

  Жизнь Фенестра Окнова, его вкусы  и привычки, ожидания и страхи, его дни, ночи и сны текли у меня перед глазами. Я видела, как он выходит из темноватого подъезда, как зябко поднимает воротник пальто, переминаясь с ноги на ногу на остановке,  как с облегчением усаживается на освободившееся место. Но  ехать ещё долго,  и Фенестр глядит в окно,  почти  дремлет со скуки. От нечего делать, сдаётся мне, он и вообразил меня. Я знала, что кажусь ему эффектной женщиной, но ему не нравится моя манера одеваться и непонятны мои увлечения.  Он видел, как маленькой девочкой я рыдала перед зеркалом от сознания собственной некрасивости;  как подростком, запершись в своей комнате, пыталась петь, несмотря на то, что слух мой всегда был врозь с голосом;  как студенткой я мечтала о научной карьере и как после искала ну хоть какую-нибудь работу. Обе мои нелепые, нескладные, почти не смешные любови были перед Окновым, как на ладони, и я знала, что Окнов сочувствует мне. Окнов снисходителен, поскольку он  старше меня, но ведь и я не без снисхождения взирала на его тихую, монотонную жизнь.

  Так мы ехали, и каждый глядел в окно своего автобуса, проницая другого до дна, до самых сокровенных глубин. Мы не могли заговорить, но каждый из нас знал о другом такое, что  тому и самому было неведомо.  Все тайные помыслы, надежды,  истинные побуждения, постыднейшие и трогательные секреты – вся  тёплая, тёмная, неизъяснимая человеческая изнанка друг друга открывалась нам, стоило лишь захотеть. Муж и жена, брат и сестра,  сын и мать, отец и дочь никогда не были столь близки,  большей близости и представить нельзя – одна душа гляделась в другую и жизнь гляделась в жизнь. Я была Фенестром окновым, Фенестр Окнов был мной,  и что нам было до того, кто из нас кого придумал!..

  Автобус Фенестра остановился раньше. Заполошно вздрогнув, Окнов поднялся рывком и вышел. В перемёрзшем воздухе медленно оседали снежинки. Окнов с усилием провёл рукой по лицу. «Уф, - подумалось ему, - чего только не вообразишь вот так под вечер! Выспаться бы хорошенько...» Окнов мелко затряс головой, натянул шапку поглубже. «....припозднился я сегодня. Эмма, небось, дома уже, и ужин приготовила...»  Эта новая мысль была приятна. Сбросив наваждение, Фенестр Окнов устремился к метро и забыл меня навсегда.

Tags: сказки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Говорили с подругой на тему внешности вообще, веса, возраста и вот этого всего, и она предложила некоторые вещи записать постом. Время на это…

  • Простые формы

    1500 р

  • Супрематизм

    Одна из моих любимых бетонных штук 1500 р

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

Recent Posts from This Journal

  • (no subject)

    Говорили с подругой на тему внешности вообще, веса, возраста и вот этого всего, и она предложила некоторые вещи записать постом. Время на это…

  • Простые формы

    1500 р

  • Супрематизм

    Одна из моих любимых бетонных штук 1500 р