?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: медицина

Сказать "нет"

Традиционно предупреждаю тех, кому непонятно, в чём тут вообще проблема: постоять в комментах в позе недоумевающего превосходства можно, но не стоит. То есть я рада за тех, у кого с этим просто, а для многих отказ - целое дело, для меня в течение долгого времени было так. Понемногу я разобралась с этим вопросом, выработала для себя правила правильного отказа и, поскольку в принципе люблю всё систематизировать, систематизировала. Сейчас все это работает более или менее самоходным образом, но для того, чтобы стало так, поначалу нужны были ясно прописанные правила. Может, ещё кому пригодятся.

Итак, вот она ситуация просьбы, на которую предстоит ответить отказом. Для того, чтобы действовать дальше, надо определить для себя две вещи: насколько правомерна просьба и насколько важно сохранение отношений в том же формате (потому что иногда отказ - повод пересмотреть то, что между нами происходит). И тут есть несколько основных вариантов.

Всего их пятьCollapse )

И ещё один важный момент: когда "нет" уже произнесено, а ситуация продолжает развиваться. Мне очень нравится поговорка "уговаривать значит насиловать". Если отказ не принимают, это в большинстве случаев повод повторить его уже жёстче и выйти из диалога. Исключений тут два: если предлагают какие-то другие, более интересные для меня условия (например, сделать то, что я не захотела делать бесплатно, за соразмерную ответную услугу), или если обнаруживаются дополнительные обстоятельства, превращающие просьбу из праздной в более или менее экстренную, и я могу оценить её с новых позиций (например, когда простое "приезжай завтра" превращается в "а ещё бывший заедет за ключами от квартиры, и не хотела бы оставаться с ним наедине"). А вот всякое "ну пожалуйста" - это просто знак, что меня не слышат и пытаются продавить, и взаимодействие нужно сворачивать.

На карточках

Я тут посочувствовала было знакомой, которая искренне обрадовалась гриппу, как поводу денёк поваляться в постели, занимаясь только приятными делами и слушая дождь. И которая иначе (летом, в выходной день!) ни за что бы себе такого не позволила.

А потом поняла, что всё так. Более того, я пару раз искренне радовалась травмам, как поводу куда-то не ехать, скажем, подвернула ногу - сиди дома, никакой выездной съемки, только обработки и бисер. А я тогда как раз адово устала. Ну и прочее такое.

И я подумала, что хорошо бы иметь такой же грипп, но без гриппа.

И тогда родилась модель на карточках: каждый получает в месяц три карточки "грипп". Каждая из них, будучи активированной, на 12 часов выключает жертву из полезной деятельности. Постельный режим, уход, чай и проч. Можно использовать самому, можно передать напарнику. Получивший карточку считается зараженным, отказаться нельзя.

irka_knopkina посмеялась, но дополнила ещё тремя карточками: "разбил нос" (прекращаешь все дела и пару часов просто лежишь кверху пузом), "ударился головой" (пару дней только несложные домашние дела, компьютер даже не включается), "сломал ногу" (отменяет поездки и мероприятия, сидишь дома). Разбитых носов тоже три в месяц, сотрясов и переломов - по одному на квартал. Опять-таки, можно "разбить нос" не только себе, но и товарищу, если видишь, что заработался и задолбался. Неиспользованные карточки не накапливаются, а "сгорают" в конце расчетного периода.

И да, я собираюсь их напечатать. Идея кажется очень хорошей, посмотрим, как будут работать.
Единственный, пожалуй, итог этого года, который стоит того, чтобы его упомянуть: я по совокупности происшедшего смогла сформулировать одну вещь, которую, в общем, давно знала и так - по крайней мере, я ею руководствовалась в той или иной мере большую часть осмысленной жизни. Вещь простая, на самом деле: выпрямляться можно из любого положения.

И неотменяемое знание: я несводима к сумме моих потерь, травм и обломов. Они могут случаться и случаются, но определяет меня не это. Категорически иные вещи меня определяют.

Может твориться любая жесть, в том числе та, которую невозможно предвидеть, которую невозможно предотвратить, от которой нельзя уклониться, и она может вполне внезапно пробить что угодно из того, что важно или дорого, вообще никогда не знаешь, где рванёт. Можно беречь и беречься, но никаких гарантий же. Но вот что можно сохранить в ситуации, когда начинает сыпаться и обваливаться - это себя. Для начала просто не рушиться. Оставаться живым, оставаться в сознании, оставаться вштыренным, открытым, и присутствовать в том, что происходит. Потому что это, то, что реально в моей власти сохранить - и это то, что я потом реально могу дать тем, кто рядом - свое вполне живое, вовлеченное, заинтересованное присутствие.

У меня нет выбора, например, терять или не терять то, что мне дорого, но всегда есть выбор, проваливаться или не проваливаться в чувство потери. Или тревоги. Или ещё чего. Именно поэтому в ночь, когда умерла Пуля, я не плакала и не пила, но приготовила ужин, а на следующий день не отменяла планов, и все прошло хорошо и правильно. Не потому, что я её не любила или мне не было больно - такое не может не быть больно - но потому, что вокруг были живые, и мне было, что дать им, и они имели значение, эти важные для меня люди, и Линдал рядом, и вот это все. Я четко чувствовала эту грань: когда можно соскользнуть в скорбь и утрату с некоторым даже облегчением, снять с себя некоторые обязательства, лечь и не открывать глаза, и это, безусловно, приняли бы, потому что да, реально плохо. Но правда в том, что весь мой прежний опыт потерь говорит о том, что а) больно обязательно будет и б) где-то за год это пройдет. Поэтому нет смысла ни сопротивляться этой боли, ни проваливаться в неё - сейчас именно так, через год непременно будет заметно легче, это надо просто переждать и пережить - и, вооруженная этим знанием, я вполне могу выбирать то, как именно провести этот год. Потому что сколько лет мне осталось даже в лучшем случае? Ну пусть сорок, пусть даже сорок пять, если совсем повезет, это реально немного, и я не хочу, чтобы хоть что-то из этого было прожито мимо жизни. И мимо тех, кто рядом и кто важен.

И я понимаю, что у нас в самое ближайшее время по ряду причин все будет исключительно непросто, но у меня есть эта упрямая злая готовность сохранять нас живыми, лёгкими, вштыренными и полностью присутствующими в том, что происходит. Потому что это - единственное, что по-настоящему можно сделать, то, с чего начинается все остальное, то твердое, от чего можно оттолкнуться. Я всегда знала, что очень живучая, но эта живучесть дорога мне не только как свойство, но и как принцип - не рушиться, выпрямляться из любого положения, дышать, делать то же, что и всегда - и даже более того. И раз за разом начинать заново. Тюлень, к слову, был очень про это. Да и Корвин был про это. А Пуля просто жила так, как будто непрерывно всей собой выговаривала: "ништяяяяяк".

Завтра вместо всякого предновогодия мы поедем в больницу к одной нашей подруге, некстати затеявшей сегодня сломать себе пару костей, и оставаясь при этом на связи с другой подругой, которой может потребоваться помощь другого рода, потому что так уж вышло. Это, я считаю, прекрасное завершение странного года, очень, я бы сказала, симптоматичное. Я бы даже сказала, что мне почти весело. Не очень празднично, но определенно почти весело. Есть в этом что-то от интонации Шерлока из одноименного сериала, от этого его бешеного "Merry Christmas!"

... And a happy New Year, конечно же.

несправедливость

Говорят , что мужчины вдвое чаще женщин рождаются с атавистическими хвостами. В том числе настоящими, длинными, подвижными хвостами. До 13 см. Правда, многие зачем-то их купируют хирургически.

Я бы с тайной гордостью носила свой хвост, но у меня его нет. И вот теперь я узнаю, что у меня изначально было вдвое меньше шансов его заполучить. Никогда ещё ощущение неравенства не было настолько острым.
"Выпавшие из гнезда птенчики" - не более, чем романтический образ. На самом деле они из гнезд не выпадают вследствие несчастного случая, а массово выпрыгивают и вываливаются в мае-июне, каждый год. Хотя птенца, сидящего на земле, рефлекторно жалко, да - он маленький, хрупкий, беспомощный - а вокруг столько опасностей. Но через это прошли все без исключения взрослые птицы, кроме уток и прочих куропаток - у тех птенцы с самого начала за родителями повсюду бегают.

А вот у тех, кто выводит птенцов в гнезде, стадия слётка - вещь совершенно нормальная. Летать такой птенец еще не может, но родители его кормят, защищают, а главное - учат. У высокоорганизованных птиц вроде врановых на долю инстинктов приходится не так уж много, и потому родительский пример категорически необходим для адаптации к самостоятельной жизни. Продолжается обучение довольно долго, часто можно видеть, как одна ворона кормит другую, по виду и размеру практически не отличающуюся: даже встав на крыло, птенцы-слётки продолжают зависеть от родителей. Если подобрать птенца и выкормить дома, эти знания ему будет неоткуда взять. Он может выжить и вырасти (особенно, если не кормить его дождевыми червями и белым хлебом!), он может даже научиться летать, но, выпущенный на улицу, неминуемо погибнет, потому что дурак. Он же знает, что еда берется из кормушки, вода - из поилки, а люди - такие добрые прикольные ребята. Выпустив доверчивого балбеса на волю, вы обрекаете его на смерть - либо относительно быструю насильственную, либо медленную - от голода.


Можно, конечно оставить себе - но живут птицы долго, а пристроить куда-нибудь подросшего сорочонка или воронёнка будет не так-то легко.

Поэтому лучшее, что можно сделать для птенца-слётка, это не трогать его. Родителям он нужнее, чем вам, это точно. Они скорее всего рядом, и им вовсе не нравится то, что вы тянете руки к детёнышу. Если он сидит на проезжей части - можно отнести на обочину, но и только.


Разумеется, вышесказанное не касается раненых, увечных птенцов. Эти гарантированно погибнут. Поэтому, если нестерпимо жаль, слётка-калеку можно подобрать и лечить. Но будьте готовы к тому, что лечить птиц сложно и довольно дорого, содержать - хлопотно. Если вы готовы украсить свою жизнь, скажем, вороной на ближайшие лет тридцать - тогда да.
я ужасно, ужасно боюсь зимы. Каждый раз мне кажется, что я её просто не переживу. Холод для меня - не просто физическое состояние,вымерзают мысли, чувства, всё во мне, что билось, жило и двигалось, погружается в самый настоящий анабиоз. Анабиоз, летаргия, паралич какой-то, и не хочется подходить к окну, сил нет выйти из дому. Если уж решилась, если пришлось, то выходишь - не собой: под ворохом одежды, и на морозе стынут губы, меняется мимика, голос свой не узнаёшь, пальцы не гнутся. И снег, снег везде. Самое жуткое, когда ещё и солнце выходит: слепит сверху, слепит снизу, какая-то круговерть бликов и теней... Никогда не сомневалась, что цвет смерти - белый. И - я люблю осень, очень люблю. Но осень - всегда обречённость, летом о зиме не думаешь, а сейчас каждый день, каждый час приближают к страшной зиме, к времени, когда надо будет просто сцепить зубы и переждать, дотянуть, дотерпеть до весны. Середина сентября, а мне уже тоскливо как-то.

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

метки

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Ideacodes